Певцом, вознесшим поэзию ашугов на недосягаемую до него высоту, был Саят-Нова; мощью своего гения он превратил ремесло народного певца в .высокое призвание поэта. Можно сказать, что все, что сделали предшественники Саят-Новы, ничтожно пред его подвигом и как бы померкло в лучах его славы. Саят-Нова первый доказал своим примером, какая сила таится в голосе народного певца,—показал, что этот певец не только увеселитель на пиру, но и учитель, пророк, как бы ни казались легкомысленны темы его песен. Саят-Нова воспринял манеру своих предшественников, но придал ей чекан совершенства,—и вдруг стало ясно, какое богатство, какая роскошь скрывается в той песне ашугов, к которой многие относились слишком поверхностно.
В то время, когда умирала монастырская поэзия ученых монахов, Саят-Нова дал почувствовать, что армянская поэзия жива,—она только ушла из монастырских стен в народ и зазву ала в свободных песнях ашугов, распеваемых на базарах, на площадях и на семейных торжествах, в скромных домах простолюдинов.
Саят-Нова наполнил своей жизнью весь XVIII век, так как родился в Тифлисе в 1717 году, а умер (был убит) там же в “95 году. Подлинное имя поэта—Арутин; Саят-Нова—псевдоним, означающий, согласно толкованию Ов. Туманяна, «царь песнопений», или «владыка музыки» (на языке индустани, который был широко известен в Передней Азии).
Отец отдал маленького Арутина учиться к ткачу, но мальчик с ранних лет мечтал стать ашугом; он в свободные минуты убегал слушать состязания певцов и сам учился играть на каманче, на чонгуре и на таре. Рано стал Арутин и сочинять песни, которые распевал сначала в домах родственников, потом у знатнейших тифлисцов, которые приглашали к себе талантливого юношу. Успех побудил Арутина окончательно отдаться ремеслу певца; он принял имя Саят-Нова и скоро сделался любимейшим ашугом во всем Тифлисе.
Дальнейшая жизнь Саят-Новы еще недостаточно исследована. Известно только, что он пользовался покровительством грузинского царя Геракла II, который высоко ценил дарование Саят-Новы и сделал его своим придворным певцом. При дворе грузинского царя разыгрался и основной роман знаменитого ашуга: его любовь к грузинской царевне, которой посвящено большинство его стихотворений. Позднее, уже в немолодые годы Саят-Нова покинул блестящую жизнь при дворе и вступил в монастырь Сурб-Ншана в Агбаде; это решение поэта связывают со смертью его жены Мармар в 1770 году. В монашестве Саят-Нова принял имя Давида и, согласно новейшим архивным разысканиям Ов. Туманяна, был возведен в сан тифлисского епископа.
Этот сан был дан бывшему ашугу католикосом исключительно по настоянию царя. Но и за монастырской стеной епископ Давид не мог победить в себе влечение к поэзии: он продолжал писать стихи и тосковал по публичным состязаниям…
В 1795 году Ага-Мухаммед-хан персидский обложил Тифлис, и населению угрожала жестокая резня. Узнав об этом, престарелый ашуг, он же епископ Давид, покинул свой уединенный монастырь и поспешил в столицу, чтобы спасти свою семью. Ему удалось удалить из города своих детей в Моздок, где они были в безопасности. Но сам Саят-Нова или не успел уехать, или не захотел покинуть своих сограждан в беде. Как бы то ни было, Саят-Нова был в Тифлисе в тот день, когда город был взят персидским полчищем. Поэт-епископ вместе с толпой народа молился на коленях в соборе. Персы потребовали, чтобы все вышли из церкви и приняли ислам. Саят-Нова •отвечал одним стихом по-татарски:
Из храма—нет, не выйду я, не отрекусь я от Христа!
Мусульмане вытащили старика из собора силой и убили его на пороге. Теперь на этом месте поставлена .мраморная доска, на которой вырезаны дата рождения и смерти Саят-Но-вы и его три стиха:
Не всем мой ключ гремучий пить—особый вкус ручьев моих! Не всем мои писанья чтить—особый смысл у слов моих! Не верь: меня легко свалить — гранитна твердь основ моих!
…Такими поэтами, как Саят-Нова, может и должен гордиться весь народ: это—великие дары Неба, посылаемые не всеми не часто; это—избранники провидения, кладущие благословение на свой век и на свою родину…


Поэзия Армении и ее единство на протяжении веков//Поэзия Армении. М.» 1916.

Share →

Leave a Reply