Быть может, все, что видел я когда-то,— Простор полей, и Тихий океан, И дней мятежных длинный караван,— Должно погаснуть, точно луч заката, Пред мраморной вершиной Арарата.
Быть может, я пришел к заветной цели И больше нет желаний никаких. И я стою у общей колыбели Моей судьбы и судеб мировых.
И все, что ум и сердце волновало— Тревога, боль, смятение души,— Вдруг отошло, и в мертвенной тиши, Переливаясь радугой опала, Одна вершина предо мной сверкала.

Арарат//В ладонях гор. М., 1983.

Share →

Leave a Reply